В КР хлынули дешевые и некачественные лекарства? Эксперты бьют тревогу

Эксперты считают, что решение, принятое кабмином, чревато тем, что по тендерам будут закупать дешевые и некачественные лекарства, а за последствия некому будет отвечать.

Продление действия постановления, согласно которому в Кыргызстан ряд лекарств можно ввозить без обязательной регистрации, угрожает здоровью граждан, заявила председатель Союза пациентских сообществ Гульмира Абдыразакова. Она выступила на брифинге в мультимедийном пресс-центре Sputnik Кыргызстан.
“Решение о продлении этого постановления нарушает права пациентов. В прошлом году из-за этой нормы мы были вынуждены закупать препараты, которые не были зарегистрированы. Кто будет отвечать за их качество? Никто”, — сказала Абдыразакова.
По ее словам, проблема пандемии, на фоне которой принимался этот документ, осталась позади.
“Постановление издано в марте 2020 года: тогда надо было создать условия, чтобы препараты ввозились в Кыргызстан. Затем его расширили так, что у компаний появилась возможность ввозить не только препараты, связанные с лечением COVID-19. Все они ринулись участвовать в госзакупках. Я была членом тендерной комиссии, мы смогли отклонить лишь один препарат, а сколько незарегистрированных завезли в страну? Как это отразилось на здоровье кыргызстанцев?” — задалась вопросом она.
От этого решения в первую очередь пострадают пациенты и врачи, продолжила Абдыразакова.
“На каком основании к нам завозят все подряд? В систему здравоохранения сейчас идут большие деньги. Эта огромная сумма просто разделится на сомнительные препараты. Если у нас режим ЧС, которым обоснована мера, то давайте ходить в масках, платить врачам в “красных” зонах. Нельзя допускать, чтобы под этой формулировкой продавливали подобные идеи. У этого решения нет обоснования, никто не анализировал рынок. Я вижу в этом признаки коммерческого лобби”, — считает она.
Постановление вызвало споры не только среди пациентов, но и среди специалистов, продолжила профессор, доктор медицинских наук, заведующая кафедрой клинической фармакологии Кыргызско-Российского Славянского университета Аида Зурдинова. По ее словам, когда препарат регистрируется, компания несет за него ответственность и предоставляет полный пакет документов.
“Это целая папка с документами, какие исследования проведены по препарату, на чем они основаны, какие побочные эффекты выявлены, какие риски могут возникнуть у пациентов от применения того или иного лекарства. Все это проверяется, запрашиваются необходимые данные”, — пояснила она.
Когда список лекарств, которые можно завозить в страну без регистрации, только формировался, в Кыргызстане действительно был дефицит препаратов, продолжила профессор. Она напомнила, что в разгар пандемии в аптеках не хватало антикоагулянтов.
“Далее в этот список внесли отдельные позиции, учитывая, что по некоторым препаратам также есть нехватка, например, инсулин и лекарства, используемые при лечении от онкологических заболеваний. В последующем список расширился еще больше и потерял актуальность. Если раньше это было оправданно, то сегодня в этом нет необходимости. Надо понимать, что незарегистрированные препараты участвуют в тендерах и больницы несут большие риски”, — рассказала она.
По словам Зурдиновой, под “прикрытием” этого списка в страну завезли большое количество препаратов, однако точной статистики по объему ввоза нет.
“Наш рынок в основном состоит из дженериков, оригинальных препаратов мало. Если пациент получает оригинальное лекарство, то резко переводить его на дженерик нельзя. Для этого нужны исследования в лабораториях. Есть препараты, которые требуют обязательного мониторинга, особенно противоопухолевые, иммуносупрессивные”, — добавила она.
В истории с постановлением, позволяющим ввозить лекарства без регистрации, много противоречий, отметила эксперт доказательной медицины, председатель медицинского профсоюза Бермет Барыктабасова. По ее словам, в период конфликтов, пандемий, нестабильной политической и экономической ситуации такими решениями легко манипулировать.
“Когда это постановление принимали, было неясно, какие препараты на самом деле противоковидные. По сути, в список вошли симптоматические, простудные, жаропонижающие лекарства и антибиотики, затем добавили жизненно важные препараты. На сегодня нет доказанных противоковидных препаратов, все они симптоматические. Иначе говоря, речь изначально не идет о каком-то препарате, который вдруг придется долго проверять и регистрировать”, — объяснила она.
Когда наступил “черный” июль, постановление не сработало: в аптеках кыргызстанцы не могли найти даже обычные лекарства, цены взлетели, напомнила Барыктабасова.
“Этот документ уже четыре раза продляли, хотя он не выполняет свою миссию. Даже название не изменили, хотя уже несколько недель штаб Минздрава не транслирует данные о COVID-19, потому что зараженных единицы. Это беспокойная ситуация? Режим ЧС? Что за игры в пандемию? Пора прекратить манипулировать необоснованными цифрами. Наши показатели не относятся к эпидемическим, при которых надо бить тревогу”, — отметила она.
Эксперт подчеркнула, что все эти ресурсы можно было направить на оснащение больниц, обучение руководства рекомендациям и другие нужные цели. Теперь же, по словам Барыктабасовой, постановление ликвидирует один из главных этапов защиты качества лекарств, что само по себе угрожает здоровью населения.